Главная / НОВОСТИ / 91-летняя труженица железной дороги, ветеран войны осталась без жилья

91-летняя труженица железной дороги, ветеран войны осталась без жилья

Аграфина Потешкина прошла нелегкий жизненный путь и надеется обрести свой дом

 

Начало трудовой жизни Аграфены Потешкиной совпало с началом войны. Железная дорога, где работала девушка, считалась военным объектом. Поэтому поблажек Груняше на станции Симской никто не давал. Любой её промах грозил не увольнением, а трибуналом.

Недавно ветерану Великой Отечественной войны Аграфене Порфирьевне исполнился 91 год. Несмотря на почтенный возраст, она живо интересуется жизнью, смотрит телевизор, вяжет и даже читает книги, призвав на помощь мощную лупу. И воспоминания о прошлом у неё чёткие, связные, ясные, словно и  не минуло более 70 лет с той  далекой поры. Словно это было вчера…

— Всю дорогу работали, — вспоминает бабушка. — На ту работу, что мы делали, сегодня женщин не берут, а в войну одни девчонки и трудились. Вручную меняли рельсы лопнувшие, шпалы горелые. Только рельсы привезут — зовут: «Груняшка, давай!» У меня рельсы выгружать лучше всех получалось, а там ведь чуток замешкаешься — калекой можешь стать.

И сегодня не может Аграфена Порфирьевна сдержать слёз, вспоминая, как отправляли на фронт её ровесников — парней 18-20 лет. Их со всего города набрался целый эшелон,  и проводить его в пекло Сталинградской битвы на вокзал пришёл, казалось, весь Сим. А через несколько дней накрыло город страшное горе: весь состав на подступах к Сталинграду разбомбили фашисты, мало кому из парней удалось уцелеть…

Груня в семье  была единственной работницей, зарплаты её небольшой на жизнь не хватало, жили впроголодь. И всё-таки каждый раз, когда получала деньги, девушка оставляла часть в графе «Для фронта, для Победы». Так поступали все, кто работал с ней вместе. Хоть и падали с голода —  всего 150 граммов хлеба в день полагалось железнодорожным рабочим.

О том, что в войне перелом наступил, Груняша поняла по  многочисленным составам с пленными фашистами. Вагоны приходили четырехосные, широкие, а в них пленных битком, из маленького зарешеченного окошка пар валил, как из бани. Когда поезд останавливался на станции, дежурный стучал по вагонам и спрашивал: «Капут есть?» И всегда ему отвечали: «Есть!» Дежурный открывал замки и через узкую дверь принимал умерших в дороге пленных…

А 9 мая 1945 года Груняше и её напарнице начальник вручил маленькую бутылочку ликёра — выпейте за Победу! Только девчонки по-другому поступили: разлили ликер по блюдцам и хлебом начисто вымакали, он же сладкий!

После войны личная жизнь у Аграфены не сложилась: женихов мало осталось. Так и жила с родителями, а  когда их не стало, вышла замуж за инвалида-вдовца с тремя детьми. От него и досталась Аграфене Порфирьевне четвертая часть в однокомнатной квартире по улице Озимина в Аше. Взрослые дети умершего  мужа на её жилплощадь  не претендовали: «Живи, — говорили, — в этой квартире, сколько хочешь!» И  родной племянник часто тетю Груню навещал, помогал ей во всем. Да только умер племянник,  и осталась  Аграфена Порфирьевна совсем одна, у детей — свои заботы. Затосковала она в одиночестве.

И в это время неожиданно возникла в её жизни двоюродная сестра-пенсионерка. Она стала регулярно навещать старушку и настойчиво уговаривать, чтоб та продала свою долю в квартире и купила жильё в Симе. Обещала, что будет за ней ухаживать и одну не бросит. Что ещё, кроме внимания, пожилому человеку нужно?  Согласилась Аграфена Порфирьевна, и тогда сестра предложила сделать  на неё дарственную, чтобы ей сподручней было куплей-продажей заниматься.

Жильё в Аше продали быстро, Аграфена Порфирьевна переехала в Сим, где родственница купила на её деньги квартиру. Да только документов на новое жильё старушка так и не увидела, поскольку сестра оформила квартиру на себя. И чем настойчивей просила Аграфена Порфирьевна отдать ей документы или вернуть деньги, тем больше распалялась милая прежде родственница. Ссоры, скандалы повторялись ежедневно, и однажды Аграфена Порфирьевна не выдержала, сложила свой нехитрый скарб и ушла из чужой квартиры, купленной на её деньги. Вот так, разменяв десятый десяток, оказалась женщина-ветеран буквально на дороге…

Сначала её приютили родственники в Златоусте: большая семья в маленькой квартирке. Относились к ней душевно, да только видела Аграфена Порфирьевна, что стала для семьи, в которой недавно родился малыш, настоящей обузой. И тогда позвонила пожилая женщина в Миньяр своей внучатой племяннице Светлане Шевалдиной. В тот же день Светлана Борисовна созвала семейный совет, где было принято решение взять Аграфену Порфирьевну к себе.

Сегодня ветеран войны окружена заботой и теплом, да только душа её по-прежнему ноет от обиды. Светлана Борисовна, видя  её переживания, собрала все необходимые документы, доказывающие, что старушка была обманом лишена права собственности на  жильё, и написала заявление в суд. Одновременно племянница направила письмо уполномоченному по правам человека в Челябинской области Алексею Севастьянову. На днях от него пришел ответ, где написано: «По мнению уполномоченного по правам человека, в описанной ситуации усматриваются признаки нарушения прав заявителя. По вашему обращению подготовлены и направлены запросы прокурору Челябинской области и главе Сима». Это письмо дало надежду, что справедливость все-таки будет восстановлена, и Аграфена Потешкина обретет свой дом.

 

Юлия СЕРГЕЕВА

Система Orphus