Главная / НОВОСТИ / Иван Тимоков, сталевар АМЗ ушел на фронт добровольцем в 1941 г.

Иван Тимоков, сталевар АМЗ ушел на фронт добровольцем в 1941 г.

Последнюю встречу с отцом вспоминает его дочь Руфина Кадникова

 

Мой отец Иван Иванович Тимоков до войны работал сталеваром Ашинского метзавода. 24 июня 1941 года он ушел на фронт добровольцем. А в 1943 году, когда его направили в Челябинск за танками, он смог заехать домой, встретиться с семьёй. Более 70 лет минуло с той поры, а это событие так и осталось в моей памяти самым эмоциональным в жизни…

Тем жарким и солнечным июньским днем мы с трехлетней сестренкой Лилей пошли в гости к родным на соседнюю улицу. И вдруг за нами прибежала  мама с радостным криком: «Иван приехал!» Все остолбенели. Первой опомнилась я и рванула в двери. Влетаю в комнату — а папа стоит возле шкафа, улыбается и спрашивает: «В комсомол-то вступила?» А я отвечаю: «Пап, мне же только 13 лет, а в комсомол принимают с четырнадцати…» Он рассмеялся, схватил  меня в охапку, поднял, расцеловал! И тут прибежали все. Боже мой, что началось: и смех, и слезы и объятья! Он пробыл дня два, рассказывал, как воевал под Москвой, и помню, маме сказал тихо и твердо: «Если уж суждено погибнуть, то пусть на советской земле…»

А потом он уже с танками возвращался назад, и поезд остановился в Кропачёво. Отец успел передать кому-то на станции, что скоро будет в Аше. На рассвете к нам в окно постучали и сообщили радостную весть. Мы бросились бежать на станцию коротким путем — через завод — и успели: поезд только показался из-за горы. Танки на платформах были уже все укомплектованы бойцами. Мы увидели, как в одной из машин открылся люк, и танкисты замахали нам руками: «Сюда-сюда!»  И тогда мы увидели среди этих танкистов папу и помчались к нему. Облепили со всех сторон, целуем, обнимаем… А он нас всех оглядел и спрашивает: «А Лиля, Лиля где?» А мы-то про папину любимицу в суете позабыли, оставили в кроватке за печкой! Оглянулись мы в растерянности, и  вдруг видим: бежит между вагонами наша двоюродная сестренка Нина и тащит на закорках Лилю. Как же папа тогда обрадовался! В тот раз, прощаясь, отец подарил мне краги командирские из хрома кофейного цвета и широкий ремень офицерский: «Это тебе на туфли!»…

Вот и всё. Отец мой погиб на чужой земле — в боях за польский город Лодзе. Ашинец Михаил Чернецов рассказал нам, что видел своими глазами: как от снаряда прямой наводки сгорел папин танк, и никому из бойцов спастись не удалось. Когда я стала взрослой, накопила денег на туристическую путевку в Польшу. Но в этом туре не было запланировано посещение Лодзе. Тогда мы вместе с руководителем нашей группы съездили в  Варшаву в советское  посольство и упросили, чтобы мне дали разрешение на выезд в этот город. Не зная языка, я отправилась туда одна, нашла парк Понятовского, где под мраморными обелисками находились братские могилы советских солдат. Очень красивый парк, засаженный алыми гвоздиками, которые напоминали красное знамя нашей родины. Я нашла папину фамилию на каменной плите, положила на его могилу букет живых цветов и поставила шкатулку, на которой были выгравированы слова: «Это тебе, родной, наша советская земля!» В  ней я привезла землицы из палисадника нашего дома…

 

Руфина Ивановна Кадникова (Тимокова),

г. Екатеринбург

Система Orphus