Главная / НОВОСТИ / Труженица тыла, жительница г. Миньяра вспоминает тяжелые годы войны

Труженица тыла, жительница г. Миньяра вспоминает тяжелые годы войны

Фарбизе Харуновой было десять лет, когда начался ее трудовой стаж на колхозных полях

 

В детстве время кажется бесконечным, а летние дни — длинными, наполненными солнцем, счастьем и бесхитростными детскими шалостями!

Десятилетней Фарбизе тоже казалось, что её невыносимо тяжелое военное лето не закончится никогда.

…Трудовой стаж жительницы Миньяра, труженицы тыла Фарбизы Харуновой составляет 40 лет 8 месяцев и 18 дней. И начало его приходится на годы Великой Отечественной войны. Фарбиза родилась в большой деревне Сибашево Салаватского района, все жители которой работали в колхозе, засевая пшеницей, рожью и овсом огромные поля. Жили колхозники не то чтобы зажиточно, но в достатке, поэтому и семьи в этой деревне были традиционно большие, крестьянские. Вот и в семье, где росла Фарбиза, тоже было семеро детей.

Весна 1941 года сулила урожайный год. Завершившуюся в июне посевную колхозники отметили разудалым Сабантуем. А когда на полях появились первые дружные всходы, пришла весть чернее самой черной тучи… Фарбиза помнит, как дребезжащие звуки башкирской гармошки в домах соседей перекрывал плач женщин и детей: мужчины уходили на фронт. Да что мужчины! Повестку получил и старший брат девочки, которому едва сравнялось 18 лет. Фарбиза помнит, как он уходил. Худой паренёк с вещмешком на вздернутых острых плечах, вместе с другими мужчинами он, не оглядываясь, уходил от неё… в вечность.

В деревне остались только женщины, дети и инвалиды, даже председателем колхоза выбрали женщину. А рожь на полях уже колосилась, радуясь солнцу и дождю, не ведая, что идет война. Тогда матери, которые впряглись в мужскую лямку, вместо себя отправили на поля детей. Полоть рожь и овес поручили тем, кто постарше. В семье Фарбизы старшей оказалась она, десятилетняя.

Рабочий день детей начинался с восходом солнца, а завершался, когда на землю опускалась тьма. Смертельно уставшие ребятишки не уходили домой, а падали тут же в поле на скирды прошлогодней соломы. И спали, как котята, сбившись в кучу, прижавшись друг к другу, чтобы не пробирал ночной холод. Утром приезжала бригадир, привозила из дома еду на день, чаще всего кусок хлеба или похлебку, и дети, поев, снова отправлялись в поле. Так и тянулись беспросветно тяжелые дни того долгого лета.

— Нас не нужно было уговаривать или заставлять работать, — вспоминает военные годы 85-летняя Фарбиза Латийповна. — Мы знали, что вечером за работу нам насыплют ложку муки, и мы сможем передать её домой нашим младшим братьям и сестрам. Когда раз в месяц, а то и реже, мы приезжали домой — видели, что деревня наша голодает. Помню, в 1943-м мама доставала из сарая старые коровьи шкуры, которые лежали там долгие годы, обжигала их в печи, резала на кожаные ремни и варила из них суп. Те, кто не мог работать, умирали от голода целыми семьями.

В августе колосья налились тяжелым зерном, и на подмогу детям в поля пришли взрослые. Они серпами жали рожь, связывали её в снопы. А под навес, где был организован ток, их относили уже ребятишки. Колкие снопы были просто неподъёмными, и все дети завидовали сироте Хамадияру. Ему взрослые доверили бросать колосья для обмолота в каменные жернова, что приводила в движение лошадь, идущая по кругу. Однажды все пошло не так. Хамадияр замешкался, неловко закинул колосья, попытался протолкнуть их подальше и …не успел отдернуть руку. Её затянуло в работающий барабан по самый локоть. Прибежавшие на крики дети гроздьями повисли на вздыбленной лошади, пытаясь её остановить… Покалеченного Хамадияра отвезли в колхоз, а потом в больницу Юрюзани.

— Надо работать, — твердо сказала бригадир детям, — фронту нужен хлеб. Кто встанет на обмолот?

Ребятишки, забившись в угол, зарыдали в голос, никто больше не хотел оказаться на месте бедного Хамадияра. Бригадир, оглядев детей, подозвала к себе помертвевшую от страха Фарбизу.

— Ты умная девочка, будешь весовщицей, вместо меня. Нужно ставить мешки с зерном на весы и записывать в тетрадку точный вес. Поняла? А на жернова встану я.

Весовщицей и встретила Фарбиза долгожданный День Победы. Спустя время она уехала из деревни работать на железную дорогу в Кропачёво, вышла замуж, родила троих детей. Так началась трудная, но счастливая взрослая жизнь Фарбизы Харуновой. С годами её воспоминания о военном детстве стали нерезкими, как изображения на старых фото. Когда же пришла пора Фарбизе  Латийповне выйти на пенсию, она снова отправилась на свою родину, чтобы взять справку о работе в военные годы. Там встретила она постаревших ребят из своей «бригады», поплакала с ними и посмеялась, вспоминая детство. И поняла, что не забыла ничего, ни одного дня из того невыносимо долгого лета.

…Поэт Алексей Сурков однажды пронзительно точно заметил: второй фронт начался намного раньше и не на Западе. Второй фронт — это наши женщины и дети. Низкий вам поклон, дети войны!

 

Юлия СЕРГЕЕВА

Система Orphus