Главная / НОВОСТИ / В июле 2014 г. исполнилось 160 лет со дня рождения одного из организаторов промышленного развития Южного Урала Алексея Умова

В июле 2014 г. исполнилось 160 лет со дня рождения одного из организаторов промышленного развития Южного Урала Алексея Умова

Службу в качестве управляющего округом А.И. Умов начал с технической реконструкции вверенных ему предприятий.

 

Как следует из архивных документов, в 1827 году заводы Симского горного округа с прилегающими к ним сёлами и деревнями были проданы их наследователем Иваном Петровичем Бекетовым за 2 миллиона рублей ассигнациями своему зятю – мужу сестры Елены, генерал-адъютанту от инфантерии Александру Дмитриевичу Балашову. Занимая высокое положение в светском обществе, вельможи Балашовы конечно же не могли, да и не хотели снизойти до уровня управленцев одного из своих многочисленных хозяйственных подразделений, возложив эти обязанности на назначаемых ими должностных лиц – управляющих заводами округа. Именно они будут отныне координировать всю производственную и коммерческую работу заводов и нести персональную ответственность за всё происходящее в округе перед господами Балашовыми. В ХIХ-ом веке эту должность последовательно занимали Ф.П. Мевиус, П.М. Карпинский, Е.И. Ольховский, В.Ф. Поляков. В 1883 году управляющим Симским горнозаводским округом был назначен молодой инженер Алексей Иванович Умов, только что с отличием окончивший Санкт-Петербургский Горный институт.

По прибытию на Южный Урал, А.И. Умов и его жена Мария Ивановна (в девичестве Мостовенко) были приятно поражены красотой местной природы. Зеркала заводских прудов в Симе и Миньяре, окружённые почти со всех сторон величественными стражами – скалистыми горами, покрытыми тёмно-зелёным хвойным и лиственным лесом, впечатлили столичных переселенцев. Совершенно незнакомые им до сего времени южноуральские земли, называемые в народе за свою красоту и уникальность Уральской Швейцарией, как-то незаметно и быстро покорили сердца молодых супругов Умовых, стали им родными и близкими…

Службу в качестве управляющего округом А.И. Умов начал с технической реконструкции вверенных ему предприятий. Так, уже в 1883 году энергичному инженеру удаётся заменить устаревшее кричное производство железа на Миньярском заводе пудлинговым и установить здесь 1-ый горячепрокатный стан, приводимый в движение  водяной турбиной.Пятью годами позже пудлинговое производство внедряется и на Симском заводе, а в 1893 году на смену ему приходит более прогрессивная технология получения стали – в мартеновских печах. Промышленный подъём 90-х годов благоприятно сказался и на выплавке чугуна. Так в 1895 году были перестроены обе домны в Симе: их производительность сразу же возросла на 25%. Совершенствовался и Николаевский чугуноплавильный завод (в селе Илек).  Свои положительные результаты в развитие экономики округа, несомненно, внесла и Самаро-Златоустовская железная дорога, проложенная от Уфы до Челябинска в 1888-1892 гг., связавшая промышленный Урал с центром страны. В 1897 году между Симским заводом и станцией Симская была проложена конно-железная узкоколейная дорога, значительно удешевившая и ускорившая доставку руды, угля и флюсов к домнам, а также упростившая отправку готовой продукции потребителям по железной дороге.

Существенное техническое перевооружение произвёл А.И.Умов и в структуре горных работ на Бакальских рудниках, принадлежавших господам Балашовым. В 1907 году он и управитель рудников, коллежский асессор П.В. Огарков подписали контракт с немецкой фирмой «Полит» на сооружение самой протяжённой в мире воздушно-канатной дороги длиной свыше 8 километров, соединившей Тяжёлый рудник №1 и Южные обжиговые печи.

Венцом экономической прозорливости управляющего округом стал Аша-Балашовский металлургический завод, построенный в 1896-1900 гг. по его инициативе и проекту, по последнему на тот исторический момент слову науки и техники. Место под его застройку было удачно выбрано самим А.И. Умовым, который, говоря о значимости промышленного освоения края, неоднократно подчёркивал: «Дайте Уралу каменный уголь, железные дороги да отымите страду, и из Урала выйдет вторая Бельгия».

Занимаясь технической реконструкцией металлургического производства в округе, А.И. Умов не забывал и о решении вопросов социальных. Так, в 1898 году в Симе по его настоянию была создана «кузница» квалифицированных рабочих кадров – открыто хорошо оборудованное ремесленное училище в специально построенном для этого двухэтажном здании. Училище явилось одним из лучших заведений подобного рода во всей России. 

Будучи человеком высокой культуры, Алексей Иванович остро не терпел двух вещей: пьянства и сквернословия. За оба порока беспощадно штрафовал заводских рабочих. Такими же мерами приходилось бороться и с прогульщиками, с порчей и воровством казённого имущества. Словом, трудовую дисциплину на предприятиях округа Умову приходилось крепить суровыми методами, вызывая на себя гнев недобросовестных работников.

В то же время А.И. Умов понимал, что одними штрафами вышеуказанных проблем не решить. Необходимо было организовать досуг рабочих, особенно молодёжи. В 1896 году он добивается строительства на хозяйские средства Народного дома в Симе, через год – в Миньяре. Эти первые дома культуры заводчане всерьёз называли ещё домами трезвости. В симском Народном доме, например, был зал на 300 человек, чайная и библиотека. Там при участии интеллигенции и служащих ставились спектакли, работали кружки по интересам, пел хор, в котором участвовала и жена Умова. Постепенно к очагу культуры потянулись и простолюдины: молодые и пожилые, грамотные и неграмотные.Благотворное влияние Народных домов на воспитание местного населения отметили даже члены экспедиции Д.И. Менделеева, побывавшие в округе в 1899 году. «На Симском заводе, — констатировалось в их отчёте, — пьянство рабочих распространено намного меньше…».

При Советской власти имя А.И. Умова по вполне понятным причинам старательно замалчивалось в краеведческих публикациях, а если и упоминалось вскользь, то непременно с ярлыком «эксплуататор трудящихся масс». Исследователей той поры совсем не интересовали не только страницы биографии этого неоценённого по достоинству человека, но и его благие дела и помыслы, связанные с профессиональной деятельностью. Прорыв в этом плане произошёл лишь в середине 90-х годов. Скажу более: в 1996 году на страницах газеты «Стальная искра» развернулась самая настоящая дискуссия о личности А.И. Умова, его социально-политических воззрениях и роли в борьбе за выживаемость заводов Симского горного округа в период экономического кризиса и последовавшей за ним депрессии (1900-1910 гг.). «Гвоздём» столкновения мнений краеведов стал очерк П.К. Мезенцева «Судьба инженера и человека» (см.: «СИ» за 13 и 16 января 1996 года).

Автор названной публикации не только вызволял из тени доброе имя Алексея Ивановича Умова, но и приводил факты его положительных для  развития заводов действий в должности управляющего округом. «Алексей Иванович Умов — был типичным русским интеллигентом-либералом, воспринявшим передовые идеалы служения благу народному, — отмечает П.К. Мезенцев. — И только официальное положение управляющего горным округом не позволяло ему в полной мере проявлять свой либерализм».

Оппонентами П.К. Мезенцева на страницах районной газеты выступили симские историки Л.Г. Решетов и Ю.М. Вершинин, которые, однако, не увидели в действиях А.И. Умова стремлений спасти заводы округа от закрытия во время экономического кризиса. Более того, в своих статьях они упорно приписывают сей факт в заслугу исключительно революционному давлению на заводчиков Балашовых большевистского подполья, вынудившего тех считаться с мнением трудовых коллективов. В этой связи хотелось бы напомнить, что находясь примерно в равных условиях, соседние с Симским Катав-Ивановский и Юрюзанский металлургические заводы были всё-таки закрыты в 1908-1912 гг., хотя там тоже имелись неслабые организации РСДРП(б), а мастеровые и их семьи всеми путями пытались отстоять свои права на труд.

Но главное обвинение симских историков в адрес А.И. Умова заключалось в том, что тот якобы совсем не заботился о повышении жизненного уровня рабочих и об охране их труда на производстве, хотя позиционировал себя как человек прогрессивно мыслящий и даже симпатизирующий социал-демократам. Аргумент, безусловно, весомый и бьёт, что называется, наповал. Однако, высказывая такие упрёки, оппоненты П.К. Мезенцева абсолютно, видимо, забыли о реалиях того времени. А.И. Умов жил в царской России, а не в Советской, и был, как бы сказали сегодня, всего лишь менеджером частной промышленной корпорации, для которой на первом месте стояли вопросы извлечения прибыли, а не благотворительности. И всё, что было связано с повышением заработной платы, безопасностью труда и т.д., решалось исключительно владельцами заводов, но никак не управляющим их фирмой. Хотя и в этих условиях А.И. Умов стремился, насколько позволяли обстоятельства, облегчить положение мастеровых и крестьян округа: создавал для них страховые продовольственные запасы (на случай неурожая); в голодном 1891-ом году «выбил» у владельцев заводов безвозмездную ссуду в размере 5 тысяч рублей для тех крестьянских хозяйств, которые особенно пострадали от засухи и падежа скота; в сенокосно-уборочную страду на целый месяц останавливал заводы округа, давая время на выполнение сельскохозяйственных работ; бесплатно отпускал топливо и лес для постройки домов вновь прибывшим работным людям. Словом, делал всё, что было в его силах в рамках законов капитализма. За более радикальные меры хозяева округа  просто бы уволили Умова, заменив другим менеджером, менее лояльным к рабочим. Но в таком случае кому от этого стало бы легче?..

В итоге выходило, что интеллигент и либерал-демократ по социальному статусу и народник по убеждениям, Алексей Иванович Умов всё время жизни на Урале вынужден был идти на компромисс со своей совестью. Идеалы добра и чести звали его на подвиг во имя людей труда и справедливости, а должность управляющего заводами округа обязывала верой и правдой служить господам Балашовым, их меркантильным интересам. Это внутреннее раздвоение не покидало А.И. Умова до самой трагической гибели в ноябре 1918 года…

Николай  Пудовкин,

                                                                                           г. Сим

Система Orphus